logo1   logo2   logo1

 
 
ПОПУЛЯРНЫЕ РУБРИКИ
Сельское хозяйствоНаша безопасностьНОВОСТИДепутатские будни Президент РоссииВыборыАктуальноПраздникиКонкурсыМнениеКультураПисьма от читателейЗдоровьеПромышленностьПоздравляем!ВСЕ РУБРИКИ

   
Начало

Итак, дорогой читатель, я хочу ввести тебя в деревню Палома, рассказать об окрестных лесах, о родниках текущих поблизости, о жителях. Сразу оговоримся, здесь всего лишь два дома, в одном из которых живёт бывший лесник, сегодня пенсионер, - дядя Витя Цуриков, с которым я тоже повстречался, поговорили, словно давно знакомы с ним были - на деревне люди быстро друг с другом сходятся. Хорошо, если бы и ты полюбил Палому, как полюбил её Аркадий Панин, его жена - Татьяна, их дочери - четвероклассница Полина и третьеклассница Татьяна, приехавший сюда двенадцать лет назад, а до этого не слыхавший даже о деревне с таким названием.

- Есть поверье: мне об этом дядя Витя рассказал, кто хоть раз напился воды из паломского родника, тому всю жизнь будет казаться невкусная всякая другая вода, всё время этот человек будет стремиться в Палому, чтобы ещё раз напиться чудесной воды, - скажет Аркадий. - Сначала я смеялся над этим поверьем. Теперь и сам говорю то же самое. Я на себе испытал, что это так, потому что никуда не тянет меня больше и я ни за что не хотел бы расстаться с этой деревней. Без Паломы нет для меня на земле ни счастья, ни самой жизни. Может быть, так случилось потому, что через Палому легло начало моего самостоятельного пути.

- Когда я смотрю на деревню издали - продолжает восхищаться, улыбаясь во всю ширь своего красивого лица, Аркадий Александрович, - с высокой горки, что за речкой раскинулась, мне напоминает она усталого богатыря, растянувшегося отдохнуть на зеленой траве. Своим изголовьем деревушка моя земная избрала уступы лесов, которые загораживают её от всех ветров, как бы сберегая мою родимую от всего- всего плохого, мало ли что случается в жизни на земле, а ногами касается ласковой тихой журчащей без названия чистейшей реченьки, где полным-полно водится раков, - засмеялся Аркадий, и извинившись за то, что он так поэтически описал свою Палому. Затем, спокойно и очень серьёзно в голосе, добавил:

- Не спрашивайте у меня, почему моя деревня так называется, ибо я тоже об этом ни у кого не спрашивал. Никто в деревне не спрашивал у других, откуда идёт такое название. Все понимают, что оно идёт испокон веков. Гораздо важнее, что Палома мне с первого дня очень понравилась. Теперь я совсем привык к ней и называю своей… Не только называю, но и считаю.

Доброта и правдивость сказанных слов написаны на лице Панина. Посмотришь на его лицо, трудно отвести взгляд, лицо снова притягивает, на него хочется смотреть как можно дольше. Доброта Аркадия Панина словно охватывает вас, вы чувствуете, что и сами становитесь немножко добрее и лучше. Вам в это время кажется, что вы сидите на берегу тихой речушки и успокаиваетесь и отдыхаете, и улетают все заботы и печали. Остаётся в душе только доброе и светлое. Сколько ни гляди в серые глаза Аркадия, не увидишь в них ни хитрости, ни корысти, ни чего-нибудь другого плохого…

Всё начиналось с велосипеда

К нему здесь уже привыкли. Своим, словно родился и вырос, Аркадий Панин в Паломе, стали считать его односельчане. А когда он начинал в деревне создавать свое личное подсобное хозяйство, здесь жили четыре семьи, это сегодня их осталось всего две, старенький дядя Витя и его семья из четырёх человек.

А жил Аркадий в городе, работал слесарем на тепловозостроительном заводе, где в то время трудились все его родные. Женился. И тут у них с Татьяной встал вопрос, а не уехать ли им жить в деревню, завести скотину… Жить рядом с природой, им тогда было: Аркадию шёл 23-й год, Татьяне - 20. Начали ездить по району, но мало что им тогда приглянулось. Знакомый слесарь Аркадия, вместе трудились на заводе, узнав о его желании жить в деревне, подсказал ему, что есть Палома, в 20 километрах от города, очень красивое место, где он каждое лето в детстве жил у бабушки… Не будь этой подсказки, кто знает, как сложилась бы жизнь Аркадия и состоялась ли наша встреча.

Говорят, два переезда равны одному пожару. Это о тех, кто меняет лишь квартиру. А если и работу- сложнее вдвойне. В чужой монастырь со своим уставом как-то не принято заявляться, но что делать, если Аркадий с женой так решили, уехать из города в деревню…

Многое поначалу Аркадия пугало. Нашли в деревне развалюху, после небольшого ремонта вроде бы ничего, на домик стал похож. Родители помогли купить первую их корову. Излишки молока Аркадий стал развозить на велосипеде в близлежащие деревни: Которец, Космачево, Крутое и Игнатовку. В Паломе тогда с перебоями свет горел. Это сейчас руками Аркадия в деревне всё сделано как надо: по ночам на двух столбах даже фонари горят. Телевизоры у них с дядей Витей работают… Газа в деревне нет, да и вряд ли когда-нибудь будет. Когда-то тогдашнее руководство причислило деревню к числу неперспективных с точки зрения окупаемости прокладки сюда газовой трубы. А сегодня - и вовсе две семьи здесь живут. О каком газе можно вести речь.

Вроде бы это и мелочь по сравнению с серьёзными экономическими задачами, но за бытом , неустроенностью жизни стоят люди, которые именно по этим критериям определяют: меняется что-то на селе или нет.

- В Паломе мы вдвоем с дядей Витей живём, и в перспективе я не вижу, что кто-то сюда приедет, - рассуждает Аркадий. - Больно это видеть, совсем недавно какая-то жизнь здесь теплилась, даже животноводческая ферма была, где многие жители деревни работали. Вон там, где берёзки растут, поле было, пшеницу сеяли. Я теперь-то хорошо понимаю, когда прелести деревенской жизни испробовал сам на себе, почему молодёжь не хочет жить в деревне. Судите сами: условия жизни на деревне желают многого лучшего… Так ведь у нас, как в той пословице: мягко стелют, да твёрдо спать, - грустно смеётся Аркадий. - Целый год не снимаешь сапоги резиновые. Какие же ноги выдержат? И эта проблема не только экономическая - социальная. Так ведь давно уже повелось: только брать из села, брать… оно, мол, выдюжит. А что кладезь деревенский не бездонный - только сейчас спохватились. Говорят везде, пишут… Но селу пока не легче.

Я бы к этим словам добавил следующее: о, эта неиссякаемая терпеливость и выносливость сельских тружеников! В момент отчаяния многие из них остужают себя тем, что было, дескать, и похлестче. Война, голод, разруха, на себе пахали, всё поле руками убирали, а теперь, спасибо руководству, руками не доим, денежки каждый месяц получают, автолавка раз в неделю приезжает… Где в мире найдёшь такую непритязательность, как у наших сельчан? Но нельзя же этим злоупотреблять так долго. Молодежь, не воспитанная на скудном послевоенном куске, не может смириться, уезжает в город- лишь бы от фермы подальше. Раньше были различные призывы, чтобы молодежь шла в животноводство. И ведь шли, надо сказать правду. Только вот сегодня хочется спросить. Где они? Многие уехали… А помните, у нас в районе, в своё время коров доили случайные люди - заводские и конторские. Во многом и потому тоже деревни умирают. Ну хватит риторических вопросов. В деревне завязался такой узел проблем, что и конца не найдешь. А искать надо.

- Вот и я ищу, - слышится голос Аркадия. - Может, в чём-то не прав - давайте обменяемся мнениями. Мне кажется, причина бедственного положения сельчан не только в том, что укоренилось какое-то неравенство по отношению к деревне, - ей всего меньше и всё худшее. Мне часто приходится подниматься по управленческим этажам. Разбираю какую-нибудь ситуацию, едешь из Паломы в район, а однажды мне пришлось ехать из района в область… И что заметил: по сути, в этих учреждениях часто безразличны к простому деревенскому человеку. За общими вроде бы справедливыми фразами мы действительно потеряли человека.

Удивляетесь, вот вам тридцатипятилетний парень, двенадцать лет из которых живет и трудиться в деревне, а как рассуждает правильно и ответственно, я бы добавил здесь, по-государственному. Как он мне потом признается: " До всего дошел сам. Если о себе не позаботишься, особенно в моей ситуации, то затопчут, когда все держится на одном лишь энтузиазме и огромном желании, что-то сделать для себя и оставить другим… Я так мыслю, что человек сам на земле как гость. Он пришёл и уйдёт, но останется его имя, а имя может остаться только вместе с делом, которое человек делал, пока был жив".

Аркадий помолчал, потом потрепал небольшую собачонку, которая всё это время , пока мы с ним беседовали, тёрлась возле его ног, добавил: - Кто же по-настоящему может защитить интересы человека деревни, если, по существу, от него не зависит. Наглядный пример мой. Моё личное подсобное хозяйство: " вот и занимайся им сам, и все проблемы - твои проблемы",- скажет мне кто-то в больших кабинетах. А они, видимо, забыли чей хлеб едят? Я так считаю, вряд ли мы сумеем переломить отношение к сельскому труженику, пока он сам, человек деревни не станет выбирать хорошего и делового руководителя, а руководитель определять, кто ему нужен в больших кабинетах… Пока центром и целью всего не станет человек.

Всё верно говорит Аркадий. Я заметил, наверное, и вы тоже, что у нас в последние годы свернули поддержку фермерства и занялись крупными комплексами. Мы никак не можем найти золотую середину. Ведь если крупный холдинг приходит, производство и людские ресурсы концентрируются в одном месте, что опустошает окрестные деревни. А фермерство, наоборот, помогает эти деревни сохранить. Проблема в том, на мой взгляд, что мы никак не можем состыковать крупное и мелкое, чтобы они существовали рядом и дополняли друг друга. Да, крупное видно сразу, мелкое разбросано. Но последнее способствует равномерному распределению населения и сельхозпроизводства по территории, а значит, и обустройству этой территории. Я бы сюда отнёс на законных правах и личное подсобное хозяйство Аркадия Александровича Панина, хотя бы потому, что он не даёт ещё одной деревне в нашем районе умереть... А это уже многого стоит! И без всякого зазрения совести, неплохо бы этому человеку поклониться низко в пояс!

- Мы эту землю, - опять слышится голос Аркадия, - за много веков полили горячим потом и горькими слезами. А если вспомнить последнюю, самую жестокую на земле войну, еще полили паломскую землю кровью… За это она доставляет нам сладкую радость, - заключил Панин.

Моя земная деревушка

Это сейчас так Аркадий рассуждает после двенадцатилетней жизни на деревне. Как говорится, все испробовал своими руками и увидел своими глазами. А в начале было… Аркадий с Татьяной постепенно обзаводились хозяйством. Год за годом всё крепче становились на ноги. Сегодня у них в личном подсобном хозяйстве: 8 дойных коров, а с телятами, быком и одной лошадью - 16, 15 единиц техники. Машины, трактора, прицепы, мельница. Выкупили у населения их земельные паи, теперь у них в собственности 40 гектаров земли. Но на этом Аркадий останавливаться не хочет. Мечтает купить подержанный зерноуборочный комбайн, приобрести в собственность еще 100 гектаров земли…

Спросите, а как они живут? Сказать, что они шикуют, конечно же, нет. Молоко продают, развозят на ГАЗЕели в город, у него здесь есть постоянные 25 клиентов. Появится мясо, тоже Аркадий вывозит на базар. Он держит 3 свиноматок и хряка, поросята расходятся. По двору бегают 35 кур, лишние яйца тоже идут на продажу. Много у него скапливается навоза, который нарасхват разбирают люди. Вот в общем-то и всё. За счёт всего этого Аркадий с Татьяной и ведут своё большое личное хозяйство. Везде и во всём работают они вдвоём. Правда, здесь надо учесть одно веское обстоятельство, Аркадий делает всё своими руками: и машину сам починит, и сварочным аппаратом научился владеть, и с электричеством на "ты" и плотническим ремеслом владеет, туда-сюда скоро построит добротный деревянный дом, а пока всей семьёй ютятся в ещё недостроенном доме. Рядом протекают несколько родников, Аркадий сумел их все объединить, воды стало много, так он установил здесь насосную станцию. Таким образом, он избавился от дефицита воды. Комбикорм сам изготовливает на своей мельнице, которую из множества запчастей собрал своими руками. Да, ещё, в год ему приходится заготавливать до 50 тонн сена.

Так вот и живёт Аркадий Панин. Живёт по-простому, скромно, но делает, очень важное, на его взгляд, дело своей жизни. Выбрал на постоянное место жительства деревню Палома, где у него родились уже две дочери, и никуда не собирается отсюда уезжать. Он привёз сюда с собой надежду и уверенность в то, что можно и нужно жить иначе. Что их жизнь и достаток в доме неразрывно связаны с перспективой хозяйства. Начало положено, первый основательный и надежный шаг сделан, остальное будет завесить от них самих, и от нас тоже в какой-то степени, если конкретно, не в помощи, то хотя бы - не мешать ему…

А пока, Аркадий приглашает нас пройтись по его родной деревне, а сам дорогой продолжает говорить и говорить, как бы призывая нас не забыть его Палому: - Как красива с этого места моя деревня. А ночью у нас как красиво, - он на секунду задумался, а потом вдруг застенчиво - даже краска выступила на его бледных щеках - улыбнулся: - Вы увидите, как вышла луна и постелила по всей деревне широкую серебряную дорожку. Я вот так часто останавливаюсь и долго смотрю на неё. И это всё моя родная земная деревушка Палома и её добрая, и такая близкая мне земля… … Знаете, о чём я мечтаю? - признался, прощаясь со мной Аркадий Панин. - Что выдастся, когда-нибудь в сентябре выходной денёк, ну хоть пара свободных часов, и я схожу в лес за грибами. У нас тут такие грибные места. У нас... Привычно и буднично произнёс он это слово. Может, поэтому и стал в Паломе своим.
Иван Пронин Фото Юрия Храмутичева

Просмотров : 216

   
177   15 Ноя. 2019 


  
ПОИСК

Минимум 2 символа

ОПРОС !

На территории города Людиново реализуется муниципальная программа «Формирование современной городской среды на территории городского поселения «Город Людиново ...
    1 Мар. 2019 


ОПРОС !
Какие меры необходимо предпринять для повышения туристической привлекательности Людиновского района? ...
    23 Янв. 2018 

 
 
Сайт газеты "Людиновский рабочий". Зарегистрирован Роскомнадзором. Свидетельство № ФС77-54610
Муниципальное автономное учреждение "Редакция газеты "Людиновский рабочий".