logo1   logo2   logo1

 
 
ПОПУЛЯРНЫЕ РУБРИКИ
Тема неделиЭхо войны…Сельское хозяйствоНаша безопасностьНОВОСТИДепутатские будни Президент РоссииВыборыАктуальноПраздникиКонкурсыМнениеКультураПисьма от читателейЗдоровьеВСЕ РУБРИКИ

   
Владимир Копылов: "Наша идеология - развитие села"

Динамичное развитие села зависит прежде всего от его жителей, от их инициативы, стремления изменить жизнь в родной деревне

Глава сельского поселения "Деревня Манино" Владимир Фёдорович Копылов пригласил меня посетить сельское поселение. Признаться, я давно хотел поближе приглядеться к этому низовому звену государственного устройства России. Результатом поездки и стал этот очерк. Он - конкретно об этом сельском поселении, но я больше чем уверен всё, что здесь рассказано, можно смело сказать и о других наших сельских поселениях района. Во многом они похожи друг на друга. И как бы получается, что это - коллективный портрет. Социальный срез. Потому как проблемы всех поселений имеют много общего.

Местная сельская власть

Хотите - верьте, хотите - нет, но мне показалось, что и в самом деле, когда я пожимал руку Владимиру Фёдоровичу, он в это время о чём-то думал своём, и на меня чуть искоса взглянул, и снова погрузился в себя.

- Ты меня извини - о делах мы ещё поговорим, - поспешил оправдаться Копылов. - А вы, послушайте, как поют соловьи, какие трели выводят. - Владимир Фёдорович при этом рукой показал на густой ивняк, росший недалеко от конторы администрации. - Я сейчас даже окна стараюсь приоткрывать, когда ещё можно вот так послушать голосистых соловушек…

И вот мы уже сидим в его кабинете. Владимир Фёдорович не спеша начал свой рассказ о поселении. А в приоткрытые окна вовсю лились соловьиные песни. И вправду, как хорошо было слушать при этом глуховатый голос Копылова:

- Наше поселение - не самое большое в районе. Проживают 962 человека. Образовалось в соответствии с Федеральным законом №131 "Об общих принципах организации местного самоуправления" Манинский и Колчинский сельские советы объединились в одно территориальное образование. Так появилось поселение, объединяющее 15 деревень.

На территории поселения своя средняя школа, 3 фельдшерско-акушерских пункта, клуб, магазины… "Правительство" этого "небольшого государства" состоит из четырех человек, депутатский корпус - из семи.

- Особых плюсов в таком укрупнении не вижу, - продолжает говорить глава администрации поселения. - Минусов - предостаточно. По уставу у нашей администрации 35 полномочий, но не все они финансируются. Многие деревни не связаны с центром поселения транспортом, а иные и дорогами. Жителям за каждой бумажкой добираться - проблема. Да и мне, чтобы объехать все деревни на машине, нужно тоже время. Правда, стараюсь как можно чаще бывать в родных деревнях, опять в недавнее прошлое вернусь, что ж тогда получалось, что народу не дойти до власти, а власти - до народа…

Затем Владимир Фёдорович начал рассказывать о том, как правильно однажды в своём выступлении говорил о проблемах сельских поселений президент Владимир Путин. Копылов подчеркивал: в правительстве хорошо знают, что финансовая база сельских поселений практически полностью зависит от помощи вышестоящих бюджетов. Что собственные доходы более чем половины таких муниципальных образований не превышают 30 процентов в структуре их бюджета. Особенно, подчеркнул Владимир Путин, трудно сельским поселениям. Собственные доходы почти половины из них - менее 1 млн рублей. При этом обязанностей у этого уровня власти много. С такими ресурсами качественно реализовать свои полномочия очень трудно, подчас практически невозможно, поэтому большинство сельских администраций вынуждены передавать на районный уровень те функции, которые они не в состоянии исполнить самостоятельно. Это касается правил землепользования, выдачи разрешений на строительство и даже организации досуга граждан, а также многих других вопросов, которые по сути должны решаться на уровне власти, самом близком к людям.

Глава администрации поселения замолчал, потом опять обратился к выступлению президента. Путин подчеркивал: получается, на бумаге самоуправление на селе есть, а доходов, стимулов к развитию территорий подчас нет.

- А я бы к словам президента, добавил ещё дефицит кадров, - продолжает Копылов. - Чтобы успеть везде, нужно просто разорваться, да и управленческих, профессиональных знаний, конечно, в этих случаях нам явно недостаточно. Хорошо ещё, что наша районная администрация и её руководитель Д.М.Аганичев нам всегда и во всём помогают. Пользуясь случаем, от себя и всех глав администраций сельских поселений, хочется выразить слова искренней благодарности и признательности Даниилу Михайловичу за всемерную поддержку и помощь.

И приходится поселенческой власти, что называется, на ходу всему учиться. И ничего, получается, не жалуются, да кому - не все могут понять вопросы деревенской жизни.

Бюджет сельского поселения не так и велик. Если вычесть из этой суммы субвенции на культуру и зарплату бюджетников, то на всё про всё остаётся не очень-то и много. Это на дороги, уличное освещение, водоснабжение и уборку мусора.

А перед этим Владимир Фёдорович с горечью посетовал:

- И без того слабенький бюджет, а если ещё учесть, что 80 процентов из него уходят на закупку газа, электроэнергии, содержание ЖКХ, вот и думайте, каково нам приходится. Крутимся как можем…

"Крутимся". И всё же им многое удаётся делать. Поселения содержат в надлежащем уровне уличные фонари, во всех деревнях ночью светло. Спросить когда такое было - так лет восемь назад в деревнянх на улицах стояла кромешная темнота. Аккуратно и вовремя вывозят мусор.

Совсем недавно больным вопросом было водоснабжение. Водопроводы в многоквартирных домах строились в 70-х годах прошлого века. Мало того, что они отслужили уже не один положенный срок, на них не было никакой документации. Но это уже всё осталось в прошлом. Администрация проявила инициативу, и этот "больной" вопрос положительно решён…

И опять здесь слышу голос главы администрации:

- Иногда деньги уходят не конкретно на какое-то дело, а на то, чтобы приобрести нужный документ. То есть бумажки. А чтобы оформить весь набор всех необходимых документов на какой-то нужный поселению объект, потребуется много времени и немалых денег. Таких денег, как правило, в нашем бюджете нет. Вот мы капитально отремонтировали несколько колодцев в Манино, в других деревнях поселения. А знаете, чтобы отремонтировать колодец надо минимум 40 тысяч рублей. Но их откуда взять? А колодцы в большинстве деревень пришли в негодность.

Я же прошу Владимира Фёдоровича рассказать, из чего же наполняется казна сельского поселения?

Копылов, не задумываясь, видимо, эта тема - плод долгих его раздумий, сразу заговорил:

- Прежде всего - налог на землю и на имущество. Самый собираемый налог - земельный. Хотя тут много подводных камней. Известно, что в иных местах земля выкуплена, но в собственность не оформлена. А это значит, что собирать налог не с кого. Опять же, об этом все знают, многие наделы никем не востребованы и зарастают лесом. А это, как мы между собой, сельскими главами, говорим, "зарастает лесом" налоговая база поселений. Однако не все, но всё же многие люди всё равно платят за те гектары, которые им достались при разделе общинной земли. Не пользуются, но платят. И отказаться жалко, да просто не могут, и продать некому. И мы же видим, что инвестор в наши места почти не идёт, редкий гость. И деньги свои в землю закапывать, увы, не торопится. Паи умерших людей в наследство уж никто из родственников брать не хочет, и они переводятся в поселенский фонд, за них платит налог само поселение. И что же получается: из одного карманы деньги вынимает, в другой кладёт. Увы, богаче от этого не становится.

После недолгого молчания Владимир Фёдорович опять заговорил. Видимо, эта тема его очень волнует:

- Наш президент Владимир Владимирович Путин очень правильно говорит: чтобы у нас, у поселений, появились деньги, нужно чётко выстроить финансовые отношения. "Должны появиться понятные критерии оказании финансовой помощи сельскому самоуправлению, независящие от прихоти вышестоящего начальства", - пояснил глава страны. К примеру, считает Путин, на уровне "район-поселение" должна оставаться значительная часть поступлений от НДФЛ. Там же должны оседать и поступления от выдачи патентов предпринимателям. "За сельскими поселениями нужно закрепить дополнительные источники доходов",- добавил президент.

- А вот неиспользованные по сельхозназначению участки нужно изымать, считает президент, - охотно поделился этими мыслями со мной Копылов.

И далее Владимир Фёдорович продолжает:

- Однажды мне пришлось поспорить с одним чиновником из области, считавшим себя специалистом по муниципальному управлению. Я ему, значит, втолковываю, что у нас всего четыре штатных сотрудника, столько же было и раньше в небольших сельских советах. А работы прибавилось в разы. Чиновник мне тогда так ответил: " А что прибавилось-то? Наверное, процентов на 50 это не ваша работа. Район попросил, область и пошло поехало. Забота о бабушках? Это к вам не относится", - заключил всезнающий чиновник.

- Я ему тогда бы ответил, - горячится Владимир Фёдорович, в ход пошли руки, он старался так сказать, чтобы я его понял и поддержал, хотя бы на словах. - Но как сказать, если мы на дотации?

- Он быстро парировал. А вы что-то можете потерять? Что? Последние три рубля? Не думали, наверное, над этим…

Владимир Фёдорович снова старается меня вернуть в поле 131-го Закона, где чётко прописано, что поселению передано 35 полномочий. От организации электро-, тепло-, водоснабжения, пожарной безопасности, обеспечение жителей услугами связи, общественного питания, торговли и бытового обслуживания, формирования добровольных народных дружин до обеспечения социально-экономического развития поселения, развитие сельскохозяйственного производства, малого и среднего бизнеса, а также обеспечение малоимущих граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, жилыми помещениями…

- Но, а как иначе, - разгорячённый наболевшей темой разговора, недоумевает глава поселения. - Однажды продавец автолавки нашего райпо заявил мне: "Я не смог проехать в деревню Савино, а там за ней - в деревню Буда, Савинское лесничество, потому что у вас дороги не чищены", - а мы по 131-му Закону обязаны обеспечить население торговлей, связью и всем остальным. Душа крестьянина, духовность сельской жизни - какой новый смысл наше время заставляет вкладывать в эти понятия?- заключает Копылов.

- Что же получается, на вас "вешают" не ваши функции? - пытаюсь, хотя в чем-то поддержать Копылова.

- Выходит, так. У нас нет нотариуса. Мы и здесь пытаемся как-то помочь тем бабушкам, о которых не совсем корректно, считаю, выразился областной чиновник. Как я откажу бабушкам, если я рос на их глазах. Попробуйте? Это хорошо рассуждать со стороны…

Я опять стараюсь в разговор главы вставить, а кто вам велит? На мой взгляд, вам никто не может велеть, кроме Конституции и 131-го Закона. Если там написано, что это ваше дело, то должны делать. А всё остальное вас, как бы не касается! Приказы Минсельхоза и приказы других отраслевых министерств - по боку. - О, нет, не скажи,- Владимир Фёдорович улыбается и проводит рукой по горлу, как бы давая понять, что я не совсем прав, и продолжает говорить.

- Но именно отраслевые министерства каким-то боком давят на нас. До смешного порой доходит. Вот в новом Лесном кодексе читаем: "Муниципальный надзор и контроль осуществляется органами местного самоуправления". А раньше такой обязанности у нас не было.

Мне иногда "доброжелатели" советуют - в суд подавайте, - опять говорит глава администрации. - В суд - это длинная морока. И так по судам надоело ходить по разным причинам, порой и такие находятся, что пугают увольнением.

Стараюсь возразить и как бы поддержать Владимира Фёдоровича. "Пугают увольнением? Да куда они денутся? У вас что, очередь на должность главы поселения? Нет никого!.." По-человечески мне жаль глав администрации сельских поселений. И вот почему. Слушал я этот разговор Копылова и думал: хорошо областному гостю рассуждать о независимости органов местного самоуправления, советовать. А каково главе администрации? А тем более - если он местный, где друг друга знают, посчитай, всю жизнь. Ведь на его плечах - заботы о повседневной жизни сотен селян. Тут уж хочешь, не хочешь, а приходится ладить с вышестоящими властями.

Слышу опять говор Владимира Фёдоровича, чуть уже уставшего, но всё равно болеющего за своё дело, за своё поселение:

- В поэзии родной земли и сокрыта тайна настоящей любви к Родине. И никаким "инновациям" этой поэзии не отменить, - взволнованно произносит он эти слова. А затем тихо, продолжает:

- Вот как говорит опять же об этом наш президент Владимир Владимирович Путин. Эти слова я даже выписал себе в тетрадь: " Мы с вами живём в стране с огромной территорий, огромными природными богатствами и уникальным человеческим потенциалом. Динамичное развитие государства зависит прежде всего от граждан страны, от людей - их инициативы, стремления изменить жизнь в родном селе, родной деревне, районе, городе и стране к лучшему, от качества и эффективности самого близкого к гражданам уровня власти, то есть от местного самоуправления. Именно с него, с этого уровня, и начинается Россия".

- Иначе работать нельзя, да и не могу, - слышится мне опять и опять слова Копылова.

- Как я могу не помочь той бабушке? Так уж всё сошлось… Бывает случайно обронённое слово, точно молния, озарит высоким смыслом всю цепочку фактов и явлений, и озарит, и выявит их связь, их логику. Так было и на этот раз. Слова: "Иначе работать нельзя…" - вызвали мгновенно неизбежный вопрос:

- А можно ли работать иначе, чтобы преобразовать эту суровую, скудную манинскую нечерноземную землю в плодоносную, добрую ниву?

И чтобы на этой земле счастливо жилось всем землякам Копылова, о которой так мечтал, но не дождался, не увидел этого дня его отец…

Куда и приглашаю я вас - в страну детства и юности Копылова, поближе хочу познакомить, как формировался характер Владимира Фёдоровича, о его первых шагах становления в большую жизнь.

Годы роста, возмужания

Он родился и вырос на этой земле, что ни красотами, ни щедростью не отмечена. Напротив, всякий колос, всякий всход на ней стоит великих трудов. Ничто здесь не даётся даром… Владимир никуда не рвался с этой земли. Разве что только уезжал по направлению районной власти учиться, да на два года уходил в армию. И вот уже который год работает, работает…

За плечами Копылова уже девятнадцать лет директорства в школе. В родной деревне же работал водителем, затем учёба, служба в армии, чуть более двух лет был секретарём парткома совхоза "Колчинский"… Это были трудные и в то же время интересные годы, годы юности, возмужания, и вот - наступила зрелость, та пора жизни, когда человек переходит какую-то невидимую грань и оглядываясь, задаётся вопросом: что же он сделал хорошего для людей?

Спрашивал себя об этом и Владимир Фёдорович и тут же, будто шутя, успокаивал себя: всё ещё впереди…

Детство Копылова прошло в Манине. А недалеко, под горой, течёт река его детства Болва. С весны до глубокой осени, пока по реке не пойдёт шуга, шныряли здесь юркие мальчишки, друзья его, с удочками. Удили пескарей, а иногда их баловала и щука, но больше, правдивей будет, небольшие щучки. Но с любовью каждый раз после такой удачной рыбалки возвращался Владимир домой. Зимой Володя частенько забегал в мехмастерские к отцу - весёлому, всегда улыбающемуся, с огромными ручищами человеку. Каждый раз он заставал его возле машины. Отец, слегка сутулясь, вылез из-под машины. "Газончик"- так любя величал свою машину отец - был стареньким и требовал постоянного ремонта. Завидев сына, он опускался на скамейку, вытирая рукавом красное лицо и устало говорил:

- Ну-к, сынок, подмени отца.

Сын надевал большой чёрный промасленный мазутом халат и брался за ключи. И хотя Владимир старался во всём подражать отцу и тоже по-отцовски выбрасывал руки вперёд, однако ключи не слушались его так ловко, как это получалось у отца, не крутили гайки, иногда ключи ударялись о бетонный пол и отскакивали, падали к ногам.

Наблюдая, отец молча курил. Когда у сына на спине между лопатками от пота стала мокрой не только рубашка, но и халат, он встал, приговаривая:

- Слабоват паря, полчаса не выдержал, а отец-то всю жизнь у машины, - взглянув на сына, ворчливо добавил, - ничего, вот подрастёшь, тоже водитель будешь. У тебя всё ещё получится… А пока, сынок, у тебя руки-то неживые. Какой же ты работник после этого? Запомни, Владимир, - отец к нему тогда обращался как ко взрослому, и это Володе очень нравилось и уверенностью что ли всё тело наливалось, - всякая работа свой смысл имеет. К слову, скажем, крути гайки - проще простого кажется дело. А вот не совсем это так! Не настрой я машину - здорово подведу хозяйство, многое остановится. Понимаешь ты, какое важное дело мне доверено? Всё одно, что капитан вот на том пароходе. И получается, у каждого должна быть своя хватка. А где она, эта смекалка должна быть? В руках. Руки, заруби на носу, должны любое дело крепко держать.

В праздники, чуть подвыпив, отец обычно подзывал сына к себе, и усадив рядом, принимался расспрашивать об учителях, о науках, и обязательно просил читать его стихи. Володя не упрямился, зная, что отец этого не любит. Он становился на табуретку, и громко, как только позволял голос, декламировал. Отец, полуопустив тяжёлые веки, слушал, стараясь не пропустить ни одного слова. Когда сын заканчивал, он поднимал на него глаза и одобрительно говорил:

- Без бумажки - это ты молодец. Это, запомни, главное, что без бумажки. С бумажкой не пойдёшь в жизни, осмеют. Ты старайся на память брать больше. Не жалей себя. И я, сколько сил хватит, помогу. А ежели не хватит - не взыщи. Тогда уж сам пробивайся. Нацелился - и долби в одну точку.

Владимир, не перебивая, терпеливо слушал, слушал не потому, что отец каждый раз рассказывал что-то новое, а слушал из уважения вот к этим клешнятым рукам, с которых никогда не сходили мозоли, - ведь руки отца столько всякой работы переделали в совхозе! А отец любую работу выполнял, о чём его только не попросят. Да и дома хозяйство немаленькое было. На деревне жить и не держать скотину, никак без этого нельзя было… Многие бы, наверное, не выдержали, а отец держится и гордится своей рабочей хваткой. Оттого он и сутуловат, и молчалив, и грубоват порой, что жизнь не баловала его.

А сын его Владимир сначала работал водителем, пошёл по стопам отца. Затем служба в армии, потом - опять недолго работал в родном хозяйстве, а уж потом его по направлению посылают учиться в Горьковскую высшую партийную школу. Какое-то время работал в горкоме партии, затем предложили в совхозе "Колчинский" поработать секретарём парткома, где ни много ни мало, а в этой должности трудился чуть более двух лет, а потом опять его направляют директором местной средней школы, где проработал 19 лет, - ищет ли он лёгкую жизнь? Нет! Сын, как и отец, твёрдо решил остаться в деревне. Но работать не водителем, а работать там, где он всего нужнее, куда его попросят земляки.

А когда его только назначили секретарём партком совхоза? Узнав об этом, отец спросил:

- Слушай, Володя, думаешь, правильно выбрал путь? Справишься?

- Не знаю.

- Вот то и есть, - всё больше озадачивая сына, сказал отец. - Тебя избрали, ты должен отчёт себе дать. Способен ты совладать с делом? Али так же как в тот раз, когда ты впервой решил мне помочь, а не рассчитал, силёнок у тебя не хватило? А ты ведь вон куда махнул. Не водителем быть, машиной одной управлять, а людьми руководить. Сотни, а может, и более будут под твоим началом. Имеешь ты такое право? Талант есть такой, чтобы дело пошло? Ежели нет таланта - не берись!

- Я уж принял дела.

- Мало ли что принял. Сегодня принял, а завтра откажись, уйди, дай дорогу другому. Не улыбайся, Владимир, отцовские слова - верные слова. И говорю тебе от души: ежели даже стыдно будет другой раз сознаться в своей слабости, но чувствуешь, что слаб - признайся, а силу почуешь - двигайся. Вот и спрашиваю тебя: чувствуешь ты эту силу, есть в тебе такая хватка?

- Она с годами приходит, - спокойно ответил Владимир.

Отец помолчал, словно припоминая что-то.

- Нет, сын, ты не прав. Разве, вспомни, наши большие люди, думаю, ты понимаешь, о ком я говорю, по-твоему, ждали этих годов. Нет, Владимир, ты хоть и грамотный, а я тебе вот что скажу. Эти люди ещё юными, может, почувствовали в себе силу, талант свой и вот этот талант они не захоронили, а вроде как развернули, выход ему дали на простор…

Спустя какое-то время отец заболел. Он лежал на кровати, на спине, худой, но не стонал, не жаловался на свою судьбу. Когда же они остались вдвоём, он взял руку сына в свою ослабленную, и чуть слышно спросил:

- С делом-то справляешься? Владимир кивнул головой.

- Не то, Владимир. Ты мне словами объясни лучше, силу то чувствуешь в руках или так себе?

- Силы хватит, отец, - и Владимир, всё ещё не выпуская лёгкую руку отца, припал к его бородатому, морщинистому лицу.

- Спасибо, сынок…Теперь я спокойно и умирать могу. Шли годы. Владимир успел уже 19 лет проработать директором школы. И всегда вспоминал отца. Был бы жив отец, он наверняка задал бы ему тот же самый вопрос: "Справляешься, ли, сынок?"

И вот одиннадцатый год, как работает главой сельского поселения "Деревня Манино" и часто ловит себя на мысли: "А в самом деле, справлюсь ли я с этой новой работой в своём нелёгком краю?" Сколько надо положить труда, чтобы его землякам, многие из которых знают его с детских лет, чуть-чуть, но жилось бы легче. Но как только переступит порог администрации поселения, его охватывает другая волна - те сомнения, которые порой возникают, в особенности, когда бывает тяжело, когда какое-то дело с трудом даётся пропадают - и уверяется он, что справится, что справляется…

Он с головой погружается в дела поселения, решает один вопрос за другим… Спорится труд. Всё идёт как надо. Надо работать так, как говаривал отец - "полным вперёд", чтоб и о тебе заговорили…" - думал Копылов. И те мелькнувшие мысли, которые были перед приходом на работу, вдруг отступили от него, и Копылов снова стал самим собой -уверенным в том, что он делает и что собирается делать.

Короткое послесловие

-Владимир Фёдорович - из породы порядочных людей, - скажет как-то мне Валентина Фёдоровна Никитонова. А она знает, что говорит - без малого 50 лет проработала на деревне. Не один год возглавляла сельский совет.

- И сужу я о нём не только как о грамотном, и в то же время очень добром и порядочном главе администрации поселения. Но и как о депутате, а он им не раз избирался, члене школьно комитета… Он никогда и ничего не делает формально. На всё имеет свой хозяйский взгляд. Но и в тоже время он как бы концентрирует мнение других. И если уж он сказал, то я уверена: правильно, справедливо. По глазам никто не стегнёт. Активную позицию в делах поселения занимает.

- А ещё, - Валентина Фёдоровна, чуть помолчала и проговорила, - хотела бы добавить: вот когда зовут на трудное или новое дело, то один считает, что призывают всех, но не его, а другой уверен, что зов лично к нему обращён. Эта уверенность и называется совестью. Наш Владимир Фёдорович, уж можно так сказать, очень совестливый человек.

- И это не всё, - добавляет Никитонова. - К Владимиру Фёдоровичу идут и днём, и ночью, он каждого успокоит, каждому поможет. В общем, живёт человек, от которого светло всему поселению!

Пусть после этого не покажется слишком смелым утверждение бывшего специалиста администрации Никитоновой: "Земля держится на руководителях". В ту минуту мы говорили о главе администрации сельского поселения "Деревня Манино" Владимире Фёдоровиче Копылове.

Иван Пронин

Просмотров : 190

96   19 Июн. 2020 


  
ПОИСК

Минимум 2 символа

ОПРОС !

На территории города Людиново реализуется муниципальная программа «Формирование современной городской среды на территории городского поселения «Город Людиново ...
    1 Мар. 2019 


ОПРОС !
Какие меры необходимо предпринять для повышения туристической привлекательности Людиновского района? ...
    23 Янв. 2018 

 
 
Сайт газеты "Людиновский рабочий". Зарегистрирован Роскомнадзором. Свидетельство № ФС77-54610
Муниципальное автономное учреждение "Редакция газеты "Людиновский рабочий".